Get Adobe Flash player

Для ВАС!

Для тех, кто хочет на долгие годы сохранить КРАСОТУ, МОЛОДОСТЬ, ЛЮБОВЬ!

Наши гости

free counters

«Цепями брак не удержать…»


"Цепями брак не удержать… Только нитями, сотнями тонких нитей, связывающими людей в течение многих лет", — говорила Симона Синьоре после трагедии — измены любимого мужа. И ее нити оказались крепче стали: Ив Монтан с глазами побитой собаки, вырвавшись из страстных оков легендарной Мэрилин Монро, вернулся под крыло своей «золотой голубки».
Синьора Синьоре

Симона Каминкер родилась 25 марта 1921 года в немецком Висбадене. Начало Отечественной войны заставило семью Каминкеров — мать-белошвейку, двух братьев и старшую Симону переехать в Париж. Отец же почти всю войну провел в Англии, работая на радио и «вещая» на всю оккупированную Европу. Сама Симона, чтобы хоть как-то помочь матери поставить на ноги братьев, подрабатывала стенографисткой, скромно мечтая стать актрисой.

Audio clip: Adobe Flash Player (version 9 or above) is required to play this audio clip. Download the latest version here. You also need to have JavaScript enabled in your browser.

Скучные рабочие дни она сторицей компенсировала восхитительными вечерами в кафе парижской богемы «Флер», куда смогла пробраться благодаря халтурной подработке посыльной одной из французских газет.«Сборище» интеллектуалов — Пикассо, Сартр, Кокто — помогло симпатичной девушке появиться на вожделенном экране. Свою первую большую роль, взяв псевдоним Синьоре, она сыграла в фильме Ива Аллегри «Демон зари». Было ли это расчетом или порывом чувств, но Симона поспешила выйти за режиссера замуж и родить дочку Катрин.

Сеньор Монтан

«Иво, монта, Иво, монта!» («Иво, поднимайся, Иво, поднимайся!») — выглядывая в окно, кричала мать увлекшемуся игрой сыну. Спустя пару десятков лет итальянский мальчишка Ив Ливи возьмет псевдоним «Монтан» для сцены.

Ив родился в бедной крестьянской семье, в такой же бедной итальянской деревушке. Чтобы начать новую жизнь, семейство Ливи эмигрировало во Францию. Здесь, чтобы хоть как-то свести концы с концами, 11-летний Иви шел работать и докером в марсельский порт, и рабочим на макаронную фабрику. Старшая сестра открыла небольшую парикмахерскую, выучив на цирюльника и братишку. Бедный Иви в кошмарных снах видел тысячи голов с растрепанными волосами, которые нужно было приводить в порядок всю жизнь…

Юный Ив грезил славой. Он выучился танцевать чечетку и, преодолев застенчивость, впервые выступил в маленьком марсельском кафе. Но выяснилось, что Ив обладает еще и изумительным голосом, от которого все дамы буквально сходят с ума. Теперь он — не нищий «макаронник», а настоящая звезда главного марсельского мюзик-холла! И теперь ему мало одного Марселя — впереди Париж, Франция и весь мир!

Эдит Пиаф, «маленький воробышек», не могла упустить харизматичного, но неотесанного юношу, приехавшего покорять парижскую богему. Он выступает на «разогреве» у Эдит, Эдит заставляет его читать книги, Эдит обучает его основам артистизма, Эдит создает его сценический образ… Наделенный частичкой ее божественного таланта, благодарный Ив предлагает Пиаф пожениться. Но она его вдруг бросает. Пока он не бросил ее.

Неприличное и необратимое

28-летняя Симона Синьоре была уже преуспевающей киноактрисой, когда в парижском кафе «Золотая голубка» ей представили восходящую звезду французского мюзик-холла Ива Монтана. «Какие у вас тонкие запястья», — обжег горячим дыханием при поцелуе итальянец Ив. Дыхание обожгло не только руки замужней Синьоре, но и сердце. «Произошло нечто молниеносное, неприличное и необратимое», — позже вспоминала она. Симона ушла от мужа, проложившего ей дорогу на киноолимп, на третий день.

«Сидишь, вяжешь?»

Симона Синьоре не раз была признана во Франции лучшей актрисой года. И очень болезненно переживала свой успех, опасаясь, не ранит ли это дорогого Ива, не заденет ли его самолюбия. Но зато как она искренне радовалась успехам, когда на его концертах в первых рядах сидели Кларк Гейбл, Фрэнк Синатра, Марлен Дитрих. Все они восхищались пластичностью, элегантностью и голосом молодого шансонье.

А Симона в это время собирала рецензии с восторженными откликами о его выступлениях — «Когда поет Монтан, чувствуешь, как стучит его сердце». Симона за руку привела мужа и к маститым режиссерам, сниматься. Но сама отвергала все роли, хотелось только одного — ликовать после концерта Ива, вслушиваться в град аплодисментов в его честь, слышать только его, смотреть только на него, не отвлекаясь ни на минуту. Симона решительно заявила, что сниматься больше не будет, не боясь, что это может превратить ее в бывшую актрису и всего лишь мадам Монтан.

Но недолго длилась идиллия беспрерывного обожания — однажды в минуту раздражения Ив вдруг резко обернулся к Симоне: «Чем ты тут занимаешься? Сидишь, вяжешь? Ты не снимаешься, потому что тебя не приглашают!» Такого гордая Синьоре стерпеть не могла. Она отложила вязание, нарочно медленно подошла к телефону, набрала номер — «Я согласна на роль. Завтра я подпишу контракт». И вскоре на экраны вышел новый фильм с участием Симоны Синьоре в главной роли Терезы Ракен.

Синьоре вернулась в кино, да еще как! Фильм «Путь наверх» проложил ей дорогу к сердцам не только европейских, но и американских зрителей. Но в штаты они поехали с серией концертов Ива. Еще в аэропорту к ней бежали поклонники и приветствовали, не обращая внимая на Монтана, которого в Америке никто не знал.

Французский актер впервые выступал на Бродвейской сцене. И зрители буквально покатывались со смеху совсем в неожиданных местах. Только потом сконфуженный Монтан узнал, что взрывы смеха вызывали пуговицы на его ширинке, сверкавшие в лучах прожекторов каждый раз, когда он засовывал руки в карманы… Но в целом американская публика талант итальянского француза оценила.

«Давай займемся любовью!»

За так полюбившийся американцам «Путь наверх» Симоне вручили «Оскара», а Иву Монтану предложили роль в картине «Давай займемся любовью!» Все бы прекрасно, да только любовницей Ива по сценарию должна была быть сердцеедка Мэрилин Монро…

Монтаны и Миллеры (Артур Миллер — тогдашний муж Монро) поселились в соседних номерах отеля «Беверли Хиллз» и каждый вечер собирались вместе за ужином. Когда начались съемки, Ив не раз высказывал жене свое негодование о поведении голливудской дивы. Та могла без предупреждения исчезнуть со съемочной площадки и появиться через пару дней. А сама Монро во всеуслышание заявляла, что Монтан очень напоминает ее первого мужа и безумно ее возбуждает.

Ох, как не нравилось это все Симоне, вынужденной уехать в Европу — обязывал контракт. И все чаще Монтан и Мэрилин оставались предоставлены сами себе. Говорят, для завоевания обаятельного Ива Монро применила свой излюбленный «прием» — постучала в дверь его номера и вошла одетая только в норковое пальто...

Глупо было скрывать роман, после того как Артур застал сладкую парочку в постели, вернувшись за забытой курительной трубкой.

Уже закончились съемки фильма, но Мэрилин всеми правдами и неправдами не отпускала Ива. Когда он переселялся в другой номер, она узнавала и, словно ураган, влетала к нему вновь, перехватывала в аэропорту, когда Монтан покупал билеты в Париж, чтобы лететь к Симоне. Наконец он собрался с силами и объяснил Монро, что идея оставить Симону… просто смешна.

…Они делили одиночество

«Если бы она знала, как мало я ее ненавидела…» — позже в своей книге напишет Синьоре. До конца жизни она не могла забыть предательство Монтана, хотя никогда, за все 36 лет, проведенные вместе, не припомнила Иву эту историю. «Я никогда не стану судить о том, что произошло с моей подругой и моим мужем, которые работали вместе, жили под одной крышей и, стало быть, делили одиночество», — так отвечала жаждущим сплетен и разборок журналистам мудрая Синьоре. Ведь именно ее молчание и принятие блудного мужа смогло сохранить семью.

Говорят, вся эта история не имела бы права на жизнь, если бы не зависть Монро. Тогда имя Синьоре стояло в номинации на Оскар рядом с такими звездами, как Одри Хепберн, Элизабет Тейлор, Мэрилин Монро… Монро, которая грезила о большой, настоящей роли и награде за нее. «Желаю удачи. Я верю, что ты его получишь!» — не без злобы обратилась она к Симоне. И настоящая ревность проснулась в Мэрилин, когда Симона все же получила «Оскара». На церемонии пел Ив, а Монро буквально захлебывалась от ярости: «У нее и «Оскар», и Ив… Она умная. У нее все… А я?»

Мечта осталась мечтой

Симона играла в театре, Монтан выступал на эстраде, снимался в кино и даже занимался политикой. Одно время ему предлагали баллотироваться на пост президента Франции.

Симона Сеньоре всю жизнь поддерживала огонь в сердце своего обожаемого Монтана. Навсегда потух очаг 30 августа 1985 года, когда Симоне было 64 года.

Спустя два года Монтан на Международном кинофестивале в Каннах появился в сопровождении новой подруги — 28-летней Кароль Амьель. А еще через год юная спутница подарила своему покровителю первого и единственного наследника — Валентина Джованни Жака Ливи. Мало сказать, что 67-летний папаша был безумно счастлив. Было ли это новым предательством по отношению к его верной Симоне? Наверное, нет. Когда на склоне лет у Монтана спросили, что в его жизни не сбылось, он ответил: «Я хотел умереть раньше Симоны». Не сбылась его мечта и воспитать малыша — Ив умер, когда его сынишке исполнилось всего три года.

Автор: Эллис Яузен
Из выпуска   рассылки «Психология Звезды. Смех и слезы. Рассылка MyJane.ru»

Здесь живут интересные статьи

Оставить комментарий

Besucherzahler ukrain women
счетчик посещений